Рейтинг СМИ

Посетите рейтинг сайтов СМИ. В рейтинге учавствуют лучшие СМИ ресурсы.

Перейти на Рейтинг
Home » Новости

Жадина – говядина?

Пятница, 4 сентября 2009

Разворачивается очередная антиолигархическая кампания. Мол, кризис бьет нещадно. Стране тяжело. Богатеям же все равно. Продолжают выводить деньги в офшоры. Не только недоплачивают бюджету. Еще и выжимают из него последние финансовые соки.

Что по меньшей мере некрасиво. А по высшей мере чревато национализацией. То есть превращением имущества жадин в государственную говядину. Что дальше? Новые госкорпорации. Или реприватизация. С передачей акционерного мяса в руки настоящих патриотов Отечества.

Давайте разберемся. За последние двадцать лет мы пережили три кризиса. Первый был в конце 80-х годов. Обернулся отъемом еды и уходом в историю Советского Союза. Через десять лет пришел второй. Обернулся отъемом вкладов и уходом в историю первого президента России. Сейчас третий, самый тяжелый. А ничего не отнимают. И никто никуда не уходит. Ситуация в целом спокойная. Тут есть, конечно, бесспорная заслуга властей. В общем действуют грамотно. Достаточно эффективно.

Но там, внизу, экономика уже частная. Все решают не чиновники, а капиталисты. Если тихо, то выходит, что ведут себя ответственно. Так и есть. Много тратят на социальные цели. Навскидку – не меньше государства. А то и больше. И не только на зарплату. Еще на отдых детей, пособия ветеранам, строительство жилья, помощь уволенным в трудоустройстве. Люди это ценят. На заводах ждут не смены хозяина, а окончания кризиса. Иначе бы давно получили народные волнения, демонстрации, массовые перекрытия дорог и повсеместные драки с ОМОНом. Надо бы сказать буржую спасибо. А борцы с олигархами ему говорят: “Отдай собственность, гад”. Нелогично.

Любой настоящий профессионал в какой-то степени фанатик. Художник – фанатик цвета. Музыкант – звука. Политик – власти. Ученый – истины. Предприниматель – эффективности. “Максимум выручки при минимуме затрат” – вот смысл его деятельности. Да и жизни тоже. И если видит законную возможность снизить издержки, остается человеком только по внешнему облику. Пиджак. Галстук. Очки. По поведению же становится бизнес-машиной. Не потому, что природный жмот. А потому, что вокруг конкуренты. Точно такие же. Промедлишь – мигом сожрут и выкинут с рынка.

Именно эта животная сила тянет его в офшоры. Там, разумеется, не только наши. Богачи со всего мира. Россияне их не строили. Только пользуются. На вполне легальных основаниях. Без нарушения законов. Если налоговые оазисы – абсолютное зло, надо с ними бороться. Вплоть до закрытия. Силами “большой двадцатки”. Или как-то еще. Но если и карать, то создателей, а не тех, кто туда пришел. Коли вместо водки дали суррогат, виноват не пьющий. Разливающий… Не будем, правда, забывать, что тогда капиталист будет искать новые возможности сэкономить. Такая у него профессия. Маньяк, что взять.

Насчет национализации. Антиолигархи планируют выкуп контрольных пакетов по дешевке. И даже банкротства по инициативе государства. Чтобы получить собственность даром. Без всяких компенсаций. По схеме “было ваше – стало наше”. С большевистской прямотой… Самая сомнительная идея. И по сути, и по последствиям. Ведь и так расплодили государственные корпорации. Вбухали туда сотни миллиардов рублей. Снабдили каждую отдельным законом. А теперь не знаем, что с ними делать. Бюджет слабый, дырявый. Дополнительной нагрузки уже не вынесет. Да и бюрократия не допустит, чтобы мимо проплыли вкусные бесплатные активы. Наверняка что-то сворует.

Экономической катастрофы удалось избежать. Не случится она и в будущем. Политическая необходимость поиска врагов народа, возможно, была прошлой осенью. В разгар кризиса. Когда на вечный вопрос людей (“кто виноват?”) последовал вечный ответ любых правителей (“ну не мы же!”). В качестве крайних были определены американцы. Что, кстати, близко к истине. Но сегодня-то ситуация иная. Спад заканчивается. Впереди подъем. Потребует единства. Не надо ссориться. Разоблачать каких-то экономических диверсантов. Ведь находимся в одной лодке. Зачем ее раскачивать? Тем более что шторм еще не утих.